• "Сибири и ее проблемам я посвятил главную часть всей жизни, и ее дальнейшая судьба и роль в судьбах нашей Родины навсегда останется мне близкой"
    Михаил Лаврентьев
  • "Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном"
    Михаил Ломоносов
  • "Подъем Сибири и Дальнего Востока - это наш национальный приоритет на весь XXI век"
    Владимир Путин
Печать


"У НАС ЕСТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ДЛЯ КАЖДОГО СИБИРСКОГО РЕГИОНА"

08 июня 2018

После перехода Андрея Жукова в правительство Новосибирской области на пост вице-губернатора, позицию врио председателя исполкома межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение» (МАСС) занял ГЕННАДИЙ ГУСЕЛЬНИКОВ. В интервью «КС» он рассказал об особенностях межрегионального взаимодействия о том, что сделано и планах на будущее.

КС1.jpg

– Геннадий Геннадьевич, как вы оцениваете текущую ситуацию в МАСС?

– Я подхожу к достигнутым результатам с умеренным оптимизмом. Реформирование исполнительного комитета мы уже благополучно завершили. Теперь исполком – проектно-ориентированная организация, как того требовали наши учредители. В рамках такой модели мы научились находить решение задачи развития с учетом интересов заинтересованных сторон. Мы смогли облекать такие решения в проекты, ориентированные на результат. Наконец, мы научились извлекать уроки из проделанной работы и документировать их.  Это в перспективе обеспечит исполкому постоянный рост качества работы.

Первый этап реформирования мы завершили формированием плана работы ассоциации на 2018 год. Это система мероприятий, которая создана на основе задач, поставленных регионами Сибири, входящих в МАСС. План выполняется в рамках предусмотренных сроков. По каждому из пунктов плана достигается тот показатель, который был задан Советом.

Второй этап заключается в завершении настройки системы управления ассоциацией. По уставу, у нас трех уровневая система управления. Первый уровень – это Совет МАСС – высший орган управления межрегиональным взаимодействием. Второй — координационные советы – органы определения текущих задач по отдельным направлениям деятельности. Третий — исполком – орган обеспечивающий реализацию решений и координационных советов и Совета МАСС.

Когда-то давно экс-глава Омской области Виктор Назаров сказал, что «СО РАН – драгоценный камень в короне Сибири»

Федеральный закон «О некоммерческих организациях» потребовал от нас вывести координационные советы из системы управления ассоциации. Мы реорганизуем эти органы в экспертно-консультативные советы. С учетом проектной модели работы этим советам добавлена функция наблюдательных советов по реализующимся проектам. На сегодня мы формируем экспертно-консультативный совет по цифровой экономике под руководством ректора СибГУТИ (Сибирский государственный университет телекоммуникаций и информатики) Валерия Беленького, совет по приграничному сотрудничеству и внешнеэкономической деятельности под руководством губернатора Забайкальского края Натальи Ждановой, совет по развитию рынка труда. Кроме того, формируется экспертный совет по госзакупкам.

– Известно ли, когда закончится второй этап реформирования, и будут до конца сформированы экспертно-консультативные советы?

– Мы рассчитываем, что к заседанию совета ассоциации, который запланирован в конце июля текущего года, мы определимся с составом консультативных советов. Этот состав исходит из потребностей МАСС, которые в свою очередь определяются задачами регионов Сибири.

Думаю, что в дополнение к тем советам, которые я уже назвал мы сформируем четыре-пять базовых советов, например по развитию реального сектора экономики, социальной сферы, инфраструктуры. Видимо также мы создадим совет по экономике и финансам. Кроме того, необходим совет по повышению эффективности управления на уровне макрорегиона. Президент России в указе от 16 января прошлого года № 13 «Об утверждении основ государственной политики регионального развития РФ на период до 2025 года» определил необходимость создания органов координации на макрорегиональном уровне. Эти органы должны обеспечить координацию взаимодействия федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов РФ, органов местного самоуправления и федеральных инфраструктурных компаний при реализации программ территориального развития на уровне макрорегионов. И мы чувствуем, что нужно совершенствоваться в этом направлении.

Рассчитываю также, что к этому времени будет определен круг задач по взаимодействию бизнеса и власти по отдельным проектам. Например, мы решаем задачу, которую поставил полномочный представитель президента РФ в СФО Сергей Меняйло по ликвидации накоплений золы, образующейся в результате деятельности угольных ТЭЦ. Круг заинтересованных сторон и будет составлять состав совета по решению этой проблемы.

– Вы упомянули госзакупки – вопрос, который волнует многих сибирских предпринимателей. В частности, на недавней встрече с мэром Новосибирска Анатолием Локтем был задан вопрос о том, как можно контролировать мошенничество в госзакупках. Какова ваша позиция по этому вопросу?

– По специфике закупок я не специалист. У нас работает профильная секция по госзакупкам. Если коллеги сочтут необходимым, работа секции будет продолжена в новом формате. Но исходя из практики различных мероприятий по тематике госзакупок могу сказать, что главная проблема в этой сфере вязана с пробелами в законодательстве. Из-за этих пробелов закон и может быть истолкован по-разному.

– Как вы оцениваете работу, которую провел Андрей Жуков на посту главы исполкома МАСС?

– Андрей Викторович — очень сильный руководитель. Я с большим интересом работал в качестве его первого заместителя и внедрял все идеи, которые он привнес. В первую очередь мы перезапустили деятельность организации, провели то самое реформирование. И все то, что сделано, та готовность решать задачи, стоящие перед субъектами, которую демонстрирует МАСС сегодня – это заслуга ее руководителя. Андрей Жуков привнес нам новую модель управления. У нас созданы такие условия, когда преодолена главная проблема большинства организаций, сотрудники тонут в оперативном поле, набирается большое число нерешенных вопросов и для развития не остается времени и сил. Андрей Викторович ввел двухветочную «бимодальную» структуру. У нас есть проектный блок, который занимается исключительно развитием и не тонет в оперативном поле. И есть процессный блок, который занимается исполнением уставных задач: контрольные и мониторинговые функции, ведение всей необходимой работы, связанной с нашим имуществом. Вместе с тем, я считаю, что работа в Исполкоме и для Андрея Викторовича тоже была очень полезна. Сейчас он реализует проект, в который мы все также вовлечены. Это дальнейшее развитие Новосибирского научного центра. Когда-то давно на встрече с членами президиума СО РАН экс-губернатор Омской области Виктор Назаров сказал: «Сибирское отделение РАН – драгоценный камень в короне Сибири». Учитывая, что добыт этот камень усилиями всех сибирских регионов, проект развития этого и других региональных научных центров СО РАН невозможно недооценивать.

КС2.jpg

– В последнее время на науку в Сибири и в стране делается серьезная ставка. Есть крупные проекты, и им отдан высокий приоритет. Согласны ли вы с тем, что такая ставка оправдана, и почему ее не было раньше?

– Не соглашусь с тем, что ставка раньше не делалась. Сибирское отделение создавалось с учетом принципа «Треугольника Лаврентьева». Образование, наука и производство развивались в унисон. Другое дело, что у нас сейчас существенно разрушена система взаимодействия между реальным сектором экономики и фундаментальной наукой. Раньше эта система реализовывалась через отраслевые НИИ и конструкторские бюро. И как бывший директор завода могу сказать, что фундаментальные знания, например, в области связи всегда находили применение в реальных разработках. Сейчас, когда промышленность на подъеме, вновь растет интерес к научным достижениям. Например, сейчас стоит задача – цифровая трансформация экономики. Речь идет о цифровизации цепочек создания стоимости. В результате будут созданы цифровые модели бизнес-процессов, своего рода модули из которых можно быстро набирать набор – «цифровую фабрику» для создания востребованных товаров и услуг. А цифровизация создаваемых продуктов и услуг создает новые возможности для удовлетворения потребности потребителей.

– Говоря о «треугольнике Лаврентьева», нельзя не сказать, что в последнее время говорится о кадровых проблемах. Действительно ли образование отстает от науки и промышленности?

– Мне сложно говорить об этом, не будучи погруженным в сферу отношений, возникающих в этом треугольнике.

Я лично закончил ВУЗ во времена СССР. Высшее образование дало мне широкий кругозор и навыки поиска нужных знаний и применения их на практике. Необходимые компетенции я получил в процессе дополнительного обучения под задачи работодателя.  С переходом России в 2003 года на болонскую систему образования модель подготовки изменилась. Учебные заведения выпускают специалиста с готовым набором компетенций, ориентированных на современные рынки труда. И если ВУЗ ошибается в оценке этого рынка, то компетенции, привитые работодателем, востребованы не будут. На мой взгляд, проблема не в отставании одной вершины «треугольника» от другой, а в необходимости восстановления его «ребер» – определения реальных требований «производства» к качеству и составу знаний специалистов и передаче этих знаний «ВУЗОМ» в процессе подготовки. Причем, подчеркну, самых современных знаний, имеющихся у «науки».

– В апреле текущего года в Новосибирск приезжала делегация из зоны приграничного сотрудничества между Казахстаном и Китаем «Хоргос». Они посетили и МАСС. Хотелось бы узнать ваше мнение об этом проекте, а также что обсуждалось с казахстанскими гостями, и какие договоренности были достигнуты.

– На мой взгляд,  «Хоргос» – великолепный проект. Создана свободная экономическая зона, в рамках которой царит комфортная, почти безналоговая среда. По существу, мы имеем территорию, где строятся и заводы, и склады, и социальные объекты. По словам наших гостей, около 24 млн. граждан КНР живет рядом с этой приграничной зоной. Это очень серьезный рынок. В нашем обычном понимании приграничная торговля – это пункт пропуска и логистические центры, где хранится товар. А здесь целая зона, где строятся крупные объекты, гостиницы, бизнес-центры. Наши гости рассказывали о желании европейских инвесторов разместить там свои клиники для оказания высокотехнологичной медицинской помощи. Обсуждалась идея создать в «Хоргосе» сибирский торговый дом. Это позволило бы нашим казахским партнерам систематизировать товаропоток из Сибири. Идея отличная, однако с большим удовольствием мы сделали бы то же самое, но для наших приграничных сибирских регионов. Но пока мы даже не понимаем, как к этому подступиться. Рассчитываю, что и предложение руководства «Хоргоса», и возникшие в этой связи идеи обустройства приграничного сотрудничества мы рассмотрим в рамках совета по приграничному сотрудничеству и внешнеэкономической деятельности МАСС.

– Удалось ли о чем-то договориться?

– Мы со своей стороны взяли паузу. Откровенно говоря, нам пока не совсем понятна модель участия в этом проекте. Иными словами, по этому направлению нам нужно наращивать компетенции. Такая задача в плане есть.

– Как МАСС планирует в будущем налаживать взаимодействие между сибирскими регионами? Ведь не секрет, что с этим всегда были проблемы с точки зрения бизнеса.

– По поручению Совета МАСС мы занимаемся подготовкой предложений для правительства РФ по содержательной части стратегии социально-экономического развития Сибири на период после 2020 года и плана ее реализации. Предусматривается набор проектов и программ, которые помогут реализовать этот план.

С инициативой по разработке и реализации одной из таких программ выступил полномочный представитель президента РФ в СФО Сергей Меняйло. На совещании по реиндустриализации экономики НСО он сказал Аркадию Дворковичу, что пора переходить к программе реиндустриализации всей Сибири. Мы подхватили эту инициативу и сейчас работаем над ней. Например, мы взяли у новосибирской программы идею вытягивающих проектов. К таким проектам мы относим в первую очередь те, в которых предусмотрено развитие производства, предназначенного для индустриальной переработки местного сырья и полуфабрикатов на базе самых современных технологий. В результате этой переработки должны создаваться полуфабрикаты и готовые продукты, которая дадут старт созданию в регионах Сибири новых производств и реиндустриализации имеющихся.

Один из таких проектов – проект группы компаний «Титан». Это проект по производству эпоксидной смолы, которая на сегодня является практически полностью импортным товаром. Смола будет являться материальной платформой для производства широкой гаммы различных товаров. Такое производство может быть малотоннажным, значит позволит развить малое и среднее промышленное производство в регионах Сибири. В рамках проекта мы предполагаем создание таких «коробочных технологий» – готовых бизнес планов для реализации в любом регионе. Например, в технологической цепочке проекта «Титана» есть полуфабрикаты, из которых можно производить жидкость для стеклоомывателя, которая будет не ядовитой, в отличие от стандартной.

Особенностью этого проекта является то, что в качестве сырья может быть использовано зерно. Создавая биотехнологические производства по его переработке для нужд эпоксидного производства, мы не только решаем известную проблему дисбаланса зернового рынка в Сибири, но создаем новые возможности для сельхозпроизводителей. Иными словами, речь идет о предложении сибирским регионам инновационной технологии превращения растительного сырья в востребованный продукт. Проект разработан в Омской области, но омского зерна не хватит, чтобы удовлетворить потребности проекта. Здесь нужна кооперация регионов. То есть, мы получаем бизнес по подготовке и поставкам сырья в каждом из регионов, где выращивают зерно.

– Есть ли примеры других проектов, которые войдут в программу?

– «Титан» призван стать модельным проектом. На его основе мы планируем выстроить всю технологическую цепочку и модель взаимодействия участников, чтобы следующие проекты могли организовываться по его образцу. И среди других примеров есть межрегиональный проект «Сибирская биотехнологическая инициатива». Как вы помните, он создавался как межрегиональный проект. Но он все же не стал таковым, поскольку не была выстроена модель взаимодействия между субъектами. Она строилась на административном принципе, и не было якорного проекта, который бы сконструировал всю цепочку, как «Титан». Мы готовы забрать эту программу как проект, обеспечивающий реализацию стратегии Сибири. Также МАСС имеет интересный 5-летний опыт реализации программы «Сибирское машиностроение». Это был первый в России проект межрегиональной кооперации. В ее рамках мы решили интересную задачу: мы взяли 10 самых эффективных обрабатывающих отраслей и разделили между регионами. В проекте принимала участие Кемеровская область, где приоритетом было тяжелое машиностроение. Сейчас у кемеровчан есть несколько проектов, давно выросших из региональных рамок, которые могли бы войти в наш общесибирский проект реиндустриализации промышленности.


– Насколько сложно будет выстроить всю цепочку проекта?

– Мы рассчитываем это сделать вместе с «Титаном», и у нас уже есть на это принципиальное согласие руководства компании. У проекта колоссальные объемы и колоссальные перспективы. Уверен, что пример будет заразителен и для других собственников промышленных проектов. Отмечу к слову, что желание бизнеса в этом вопросе очень важно. Мы уже пытались в свое время организовывать широкую промышленную кооперацию и аутсорсинг. но пока наш бизнес не настроен доверять поставщикам со стороны. Трудность в этом аспекте есть, но мы ее преодолеем.

– Подобные проекты в частности и работа МАСС в целом требует работы с главами регионов. Удается ли находить общий язык?

–  Самая большая проблема в том, что у глав регионов колоссальный цейтнот. Конечно, нам хотелось бы, чтобы Совет МАСС чаще собирался и рассматривал актуальные вопросы развития Сибири. Поэтому для нас важно создать такую повестку дня ассоциации, чтобы она вышла на первое место для наших руководителей, и им было интересно встречаться в рамках МАСС. Именно с этой мыслью Андрей Викторович (Жуков) начал реформирование. Мы будем стараться проводить работу по индивидуальному взаимодействию с главами регионов. У нас есть уникальные предложения для каждого сибирского субъекта федерации. Например, для Новосибирской области есть предложение по совершенствованию «Технопрома» с целью сделать его уникальной площадкой. Для Томска у нас есть предложение по «Индустрии 4.0», и такие проекты есть для каждого субъекта.

– Представители малого и среднего бизнеса в Новосибирске часто отмечают такую проблему как отсутствие связи с федеральной властью. По их словам, «наверху» их не слышат и инструментов взаимодействия они, в отличие от крупного бизнеса не имеют. Может ли МАСС предложить способ решения этой проблемы?

– Уже есть работающий механизм на базе соглашения между Координационным советом отделений Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) в Сибирском федеральном округе в лице Владимира Рашевского (председателя координационного совета, генерального директора АО «СУЭК») и нашей ассоциацией. Этот механизм кратко представили руководители, подписавшие соглашение: во-первых, грамотно сформулировать проблему, во-вторых, попытаться ее решить в рамках своего регионального отделения РСПП и в-третьих — при необходимости вынести проблему для решения в рамках координационного совета РСПП или исполкома МАСС. Если потребуется, к решению проблемы будут подключены вышестоящие органы управления РСПП и МАСС.

Плюс мы всегда рады, если бизнес захочет решить свои проблемы на нашей площадке. Новый формат работы позволяет создать ассоциации, экспертно-консультативные советы по любой проблематике, разработать методы решения проблемы и добиться своей цели.

КС3.jpg

Источник: https://ksonline.ru/321224/u-nas-est-predlozhenie-dlya-kazhdogo-sibirskogo-regiona/